на главную
Разделы портала

**

Статьи  |  Поколение next

Поколение next

«Браааво!!!», «Бииис!!!», шквал аплодисментов, отбитые от оваций ладони. Нет, это не концерт рок-звезды. Это – академический вечер в Нижегородской консерватории. Но необыкновенный вечер! На сцене – два молодых московских музыканта, лауреата международных конкурсов: скрипач Никита Борисоглебский и пианист Вадим Холоденко. Это они довели до состояния исступлённого восторга нижегородскую публику.

Дуэт, сложившийся совсем недавно, дебютировал именно 6 октября, когда состоялся второй концерт цикла «Звезды XXI века» - совместный проект Московской филармонии и Нижегородской консерватории. Рецепт оглушительного успеха оказался прост. Когда каждый из участников ансамбля является незаурядным музыкантом, их творческий союз не может дать иного результата.

Выпускник Московской консерватории Никита Борисоглебский часто концертирует в России, Европе, Азии и странах СНГ, сотрудничает с такими выдающимися музыкантами как В. Гергиев, Ю. Башмет, Н. Гутман, М. Венгеров, А. Князев. Александр Чайковский и Родион Щедрин доверяют именно этому скрипачу исполнение премьер своих сочинений. С 2007 года Н.Борисоглебский является эксклюзивным артистом Московской филармонии. В 2009 году он был отмечен наградой «Скрипач года» от «Международного фонда Майи Плисецкой и Родиона Щедрина» (США).

Вадим Холоденко - стипендиат фондов В.Спивакова, М.Ростроповича, Ю.Башмета, «Русское исполнительское искусство», лауреат Молодежной премии «Триумф» (2004) – также окончил Московскую консерваторию. Он много выступает как солист и ансамблист в России и за рубежом. Имеет записи на венгерском и греческом радио. Постоянно сотрудничает с ведущими оркестрами и камерными ансамблями столицы. В.Холоденко записал несколько дисков, среди которых «12 трансцендентных этюдов Листа», «Шопен и Шуберт», «Соната Метнера и транскрипции Рахманинова».

            Программа концерта в Большом зале Нижегородской консерватории была предельно контрастной. Открывала ее соната В.А.Моцарта Ля-мажор KV 305. Исполнение сочинения отличалось не только технической филигранностью и слаженностью ансамбля, но и тонкой передачей духа моцартовской музыки. Искренний молодой задор первой части и неторопливая грация второй воссоздали на сцене образы «солнечного» гения.

Но подлинные слушательские потрясения были еще впереди. Исполнение сонаты №1 С.Прокофьева еще полнее раскрыло масштаб таланта ансамблистов, безраздельно захватив публику яркими, выпуклыми, почти зримыми образами. Мрачный, суровый, эпически-сказочный колорит первой части в соединении с глубиной, практически «трехмерностью» звучания фактуры стал откровением. Излюбленный для Прокофьева «варварский» стиль получил свое воплощение в механистических образах второй части. Нашлось место и для «застенчивой лирики» - хрустальная прозрачность музыкальной ткани третьей части «заискрилась» под руками исполнителей.  Финал, сочетающий эпизоды разгульного веселья и мрачных раздумий, напомнил о сложности устройства жизни. В целом, глубина и экспрессия подачи проявили счастливое сочетание юношеского пыла и музыкантской зрелости. Такое исполнение Прокофьева услышишь нечасто.

Что может быть волшебнее паузы между последней нотой и аплодисментами? Долгой паузы, паузы-потрясения? Именно это случилось в конце первой части концерта.

            Второе отделение открыла соната Дж.Тартини – Ф.Крейслера «Дьявольские трели». Скрипка старинного итальянского мастера Доминико Мантаньяна из бельгийской частной коллекции, на которой играл Н.Борисоглебский, как нельзя лучше подошла для исполнения шедевра итальянского барокко!  Высокий пафос и горячий темперамент исполнителей увлекли слушателей не меньше, чем отточенная техника. Два отделения концерта  выявили разные грани таланта ансамблистов: глубину музыкантского мышления и  непринужденную легкость и блеск в исполнении виртуозных сочинений. Прозвучавшие после эпичной «Легенды» Г.Венявского Полонез Ре-мажор того же автора и «Интродукция и Рондо-каприччиозо» К.Сен-Санса «освежили» атмосферу концерта ароматом салонного шарма и вместе с тем позволили насладиться высококлассным техническим совершенством игры.

            Не удивительно, что вслед последним звукам музыки Сен-Санса в зале раздались оглушительные овации. Разгоряченная публика потребовала бисов. Первым из них стал «Испанский танец» М.де Фалья, сыгранный изящно, легко и с большим куражом. Но истинной, тихой кульминацией вечера стал «Вокализ» Рахманинова, неожиданно последовавший за чередой феерически виртуозных опусов. Строгая выразительность интерпретации показала достойное восторга умение исполнителей мгновенно переключаться с одного стиля на другой.

При всей гармоничности ансамбля сценическая манера молодых музыкантов значительно разнится. Н.Борисоглебский внешне более сдержан, чем его партнер В.Холоденко. Удивительно, но при личном общении (да-да, мне посчастливилось!) все оказалось наоборот. Скрипач покоряет обаянием и эмоциями, а пианист говорит сдержанно, серьезно и весомо. Быть может, в этом еще один секрет успеха – разные темпераменты в ансамбле дополняют друг друга. Вот фрагмент беседы с  Н.Борисоглебским:

- Гастрольная жизнь доставляет Вам радость?

- Доставляет, но идет рука об руку вместе с усталостью, чисто физическими сложностями постоянных переездов и недосыпания. Конечно, это большое удовольствие (пока есть силы) посещать новые города, общаться с новыми людьми. Я счастлив, что у меня есть  возможность постоянно путешествовать, не сидеть на месте. Иначе жить для меня сейчас было бы скучно. Может быть, после пятидесяти я и буду домоседом (смеется), но не теперь.

- После нижегородского концерта Вы продолжите свои гастроли?

- Да. Я отправлюсь в Ульяновск, а затем в Казань.

- Цикл концертов, в котором Вы участвовали сегодня, называется «Звезды XXI века». Как Вы думаете, в чем будущее академической музыки в наступившем XXI столетии?

- Я не знаю, как она будет развиваться. Это зависит, прежде всего, от нас самих, молодых артистов, от того, в  каком ключе мы будем себя вести. Сейчас есть тенденция включать в репертуар больше популярных произведений, таких как композиции А. Пьяццоллы, джазовую музыку. Я - не любитель таких вещей, но так происходит во всем мире. Если мы будем продолжать двигаться по этому пути, то придем к более «попсообразной» музыке, в плохом смысле этого слова. Или, может быть, в какой-то момент образумимся, вернемся к большей строгости. Хотя я так не думаю, потому что слушателей сейчас гораздо сложнее заставить сосредоточиться, они, прежде всего, настроены на развлечение, на отдых. Но публика бывает разная, на Западе больше любят традиции - и в репертуаре, и в стиле исполнительства. Мысли о судьбе академической музыки меня очень беспокоят, потому что и для себя нужно выбирать дорогу.

- Как, в таком случае, исполнитель должен общаться с публикой? Можно ли пытаться воздействовать на нее или уместнее приспосабливаться к тем вкусам, которые уже сложились?

-Оба варианта возможны. Если пытаться воспитывать публику, как непослушного ребенка, ничего не получится. Я думаю, нужно пропагандировать и новый репертуар. Исполнитель зависим и от современной музыки, от того, по какому пути она пойдет. У меня есть друзья-композиторы, я стараюсь быть в курсе новых тенденций в этой сфере. Очень важно грамотно составлять программу выступления. Следует включать в нее и элементы развлекательности, и серьезные опусы. Будь моя воля, я бы всегда играл только сонаты и концертные дуэты. Но организаторы концертов часто просят финал программы «разбавлять» чем-то виртуозным. Я их прекрасно понимаю, это нужно для публики. Когда в концерте исполняется и серьезная, и виртуозно-развлекательная музыка, это позволяет улучшить восприятие в целом. Я стараюсь следовать этому принципу и сделал его своим кредо.

На несколько вопросов согласился ответить и В.Холоденко:

- Какое место в Вашем творчестве занимает камерное исполнительство и концертмейстерство?

- Очень большое. Я это люблю. Игра в ансамбле дает возможность уникального творческого общения. Исполнение с оркестром не сравнится с камерным музицированием. Когда ты взаимодействуешь «спинным мозгом», это потрясающе.

- Расскажите о Ваших увлечениях вне музыки.

- Я интересуюсь всем по чуть-чуть. Мне очень нравится современная мультипликация, такая как «Южный парк». Конечно, читаю книги. Недавно приобщился к Сорокину, он чем-то похож на Метнера, которого я очень люблю. Слушаю разную музыку, всю, кроме очень тяжелого рока. Особенно уважаю группу «Radiohead», к ней у меня отдельная любовь. К сожалению, они в Россию не приезжают, нужно как-нибудь поехать к ним на концерт заграницу.

- Как Вы думаете, каково будущее академической музыки в XXI веке?

- Если она сможет избежать налета снобизма, который на ней есть сейчас, то очень радужное. А так она вымрет, как всё, считающее себя слишком элитарным. Если музыка будет восприниматься как что-то понятное, то все будет хорошо. Главное, за нее не переживать. Очень часто говорят: «Классическая музыка умирает, исполнители уже не те, старики ушли, а молодые не умеют играть». Но в конце каждого столетия все пребывают в ужасе, а потом это проходит. Я бы не стал особенно драматизировать ситуацию. Тем более, что сейчас очень много прекрасных исполнителей.

Да, современные молодые звезды Н.Борисоглебский и В.Холоденко талантливы, обаятельны, разносторонни и чужды штампов. За такими как они, будущее академической музыки. И я уверена - оно в надежных руках.

Студентка II курса ФДО ННГК им. Глинки

Татьяна Годованец


Главная страницаКарта сайтаПоиск по сайтуПечатная версияО сайте
© 2006 КонсАрт